четверг, 1 декабря 2011 г.

Для чего нам правильное английское произношение?

       Несколько лет тому назад  мой приятель Владимир взялся за изучение английского языка.  Ему захотелось  самому вести внешнеэкономическую деятельность своей маленькой фирмы, контролировать и управлять ею.  Как хозяин своего бизнеса, он прекрасно понимал, что переговоры с зарубежными партнёрами являются важным элементом построения выгодных долгосрочных отношений.
        И английский язык, по его мнению, должен был сыграть очень важную роль в проведении переговоров с партнёрами и налаживании сотрудничества. И я поспешил на помощь  моему другу.  Мы взялись за интенсивное повышение    уровня его знаний, так как английский со времени окончания института он уже прилично подзабыл.
      Приятель  мой  был человеком, у которого в изучении иностранного языка отсутствовали какие-либо предубеждения или  моральные принципы. Владимир был очень практичен. План занятий мы составили по его требованию. Согласно его практическому подходу, мы должны были уделять много времени разговорной практике и лексике.


     На самом деле, как показывает  опыт, в обучении можно сэкономить время только за счёт того, что какие-то языковые умения и  навыки не будут отработаны. А, следовательно, их не будет хватать. Но такой поход непременно отразится на качестве обучения языку. Поэтому, понимая, что такое обучение может привести к дисбалансу в знаниях, я предложил Владимиру не отказываться  от работы над фонетикой, произношением и от аудирования, предупреждая об опасностях  однобокого подхода.
               Владимир же твёрдо стоял на своём. Согласившись, скрепя сердце, с требованиями приятеля,  в подходах  к изучению английского языка на данном этапе, я нарисовал ему возможные проблемы. Но Владимира всё устраивало.
      Мы начали интенсивно работать над его языковой подготовкой. Чем дальше продвигалось наше обучение, тем отчётливее просматривалось  непонимание Владимиром того, что говорил его английский визави. Владимиру и самому стало ясно, что переговоры сам вести он не сможет. Он очень  слабо или совсем не понимал беглую речь  своего англоязычного партнера.

       Поэтому Владимир свыкся с мыслью, что на переговорах ему никак не обойтись моей помощи: переводить  буду я. Направленностью обучения, которую он выбрал сам, было умение выразить свою мысль на английском языке. И так, чтобы его понимал собеседник. Но с пониманием собеседника дело обстояло  еще   хуже.  
 Понемногу Владимиру стало совершенно ясно, что в общении на иностранном языке есть две стороны, которые должны понимать друг друга. Для этого было совершенно необходимо знать  фонетику английского языка и поставить  произношение. Ухо Владимира не было натренировано на восприятие стандартной английской речи. К тому же, Владимир не понимал речь английского партнёра. А Джон был носителем английского языка из Шотландии.
       
 Иллюзии Владимира  испарялись одна за другой. Владимир  мог лишь копировать произношение английских слов, которые нужно было произнести ему самому. Но дальше копирования дело не шло. Это был один из моментов, на котором Владимир первоначально решил, что мы с ним в обучении можем сэкономить время, а не деньги (он обладал необходимыми средствами на обучение).
                 Переломный момент в сознании Владимира, когда он, наконец, сдался, и мы вернулись к моим принципам  обучения английскому языку, произошёл после одного случая на переговорах.  Это были  длинные переговоры. Джон должен был проинформировать Владимира о важных, с его точки зрения моментах, почему его британская  компания не смогла выдержать сроки, которые требовал от англичан Владимир.
        Важность, которую Джон уделял этой теме, объяснялась конкуренцией. Джон просто не хотел, чтобы фирма Владимира ушла к их конкурентам по морским перевозкам. Владимир прекрасно понимал это и  хотел такую  возможность ухода слегка преувеличить, и тем самым «припугнуть» Джона такой «опасностью».
                     Ситуация во время переговоров создалась деликатная.  Надо отдать должное Владимиру: он нашёл аргументы для реализации своей цели. А  спасти  ситуацию и укрепить контакт с английским перевозчиком помог я, Ваш покорный слуга.
          Наступил момент, когда стало понятно, что Джон немного выбит из колеи резким поведением Владимира. Видимо, тот  явно переборщил. В результате от нахлынувших эмоций Джона  его шотландский акцент стал просто невыносим. И тогда  я спросил у Джона, кого из шотландских поэтов он любит.  Доброе шотландское сердце Джона сразу «оттаяло». Отношения с Владимиром были спасены.

          Расставаясь, Джон, торжественно поблагодарил меня за перевод, пожал руку и сказал, что ему было очень приятно говорить с иностранцем, у которого английская фонетика лучше, чем у него, носителя английского языка из Шотландии.
                         
         Так  Джон поблагодарил меня за восстановление отношений и подшутил над своим сильным шотландским акцентом, от которого, по его словам, он никак не мог избавиться к 40 годам. Получив перевод заключительного эпизода переговоров,  Владимир сказал, что теперь мы вернёмся к моим принципам обучения, и не будем экономить время на английском.

          Друзья мои, поверьте, английская фонетика и правильное лондонское произношение помогут Вам построить прекрасные отношения с английскими партнёрами.  Вспомните и Вы свой собственный опыт. Ведь не секрет, что с иностранными коллегами, говорящими по-русски почти  без акцента, у Вас сложились более доверительные отношения. Вы практически считаете их своими, правда?

1 комментарий:

  1. Да, действительно, необходимо не только знание языка, но и умение понимать собеседника. Я сейчас как раз работаю над этим в моем обучении английского. Спасибо за то, что вы поделились вашим опытом.

    Любовь Денисова. Мир Вам!
    Блог: http://jesusmessiah-of-world.blogspot.com/p/blog-page_07.html

    ОтветитьУдалить