понедельник, 12 декабря 2011 г.

Как я обучал свою дочь английскому языку

Когда родилась моя дочь, Ирина, я служил военным переводчиком в ВС CССР.

Родительские чувства любви и радости от того, что я стал отцом маленькой девочки, переполняли меня и лились через край…

И я сделал своей маленькой дочурке подарок, который может дать ей любящий отец.

С пелёнок я решил подарить ей английский язык, который неплохо знал и говорил на нем без акцента так, что натуральные англичане путали меня с лондонцем.

К моему большому сожалению, идея воспитывать ребёнка в двуязычном окружении была принята близкими без особого энтузиазма…

Теоретически все понимали, что для ребёнка, говорящего на двух языках с пелёнок, в жизни открываются замечательные перспективы. Но как это будет выглядеть на практике – этого себе никто не представлял. А подумать было над чем.

Я на «отлично» знал методику преподавания английского языка. В школе на практике мои уроки проходили на «ура!». Лес рук, интерес учеников к изучению английского языка, энтузиазм родителей по этому поводу были достаточным основанием для моей дерзкой мечты научить английскому языку мою дочь.


Но как реализовать свой план с маленькой дочкой? Меня этому никто не учил.

В этом смысле мне предстояло самому принять собственное решение. Я даже не имел в своём распоряжении никаких методических материалов, как обучать младенца английскому.

Поэтому я пришёл к выводу, что буду опираться на свои знания учителя английского языка, получившего диплом с отличием в Винницком пединституте, и САМ буду строить свои подходы в методике.

Маленькую дочь я впервые увидел в 4 месяца, когда приехал забирать её к месту своей службы в Закавказье. Решил, что с первого дня буду общаться с ней на английском языке.

Как ни было трудно удержаться от простых выражений любви к собственному ребёнку на родном русском языке,- а это было самое трудное в этой истории,- я никогда не срывался на русский, обращаясь к дочери.

С четырёх месяцев я не сказал своей дочери ни слова по-русски. Мою речь на русском языке ребёнок мог слышать только тогда, когда я общался с другими взрослыми в её присутствии. С ней я всегда говорил на английском.

Для начала я решил создавать для неё англоязычную среду.

Детских пластинок и плёнок у меня не было. Тогда не было Интернета и возможностей, которые появились с его появлением. Я заменил их английскими радиопередачами. Поэтому на слух четырёхмесячной дочери ложились обычные передачи английской всемирной службы Би-Би-Си, которые позволял обеспечить мой японский радиоприемник.

Таким образом, рисунок языка, мелодия речи проникали в её сознание, как звуковой фон естественно и без принуждений. Они просто существовали для неё, как солнце и небо.

Все детские процедуры питания и гигиены также проводили в моём присутствии только на английском языке.

На прогулке я тоже общался с дочерью на английском. Все мои просьбы и комментарии, обращения к доченьке были только на английском языке.

Конечно, я много раз ловил жесты жен моих коллег, гулявших со своими детьми. Обычно офицерские жёны крутили пальцем у виска, когда видели этого папу-энтузиаста английского языка. Все они воспринимали мой проект как игру.

Но мне было всё равно… На их мнение я не обращал никакого внимания!

Передо мной стояла сложная, но важная, для меня, цель. А ради этой цели я не возражал, чтобы надо мной потешались «умные» соседи.

Воспитание и процедуры, которым занималась супруга, проходили на русском языке. Чтение и развитие речи тоже.

Всё, что делал вместе с дочерью я, проходило в сопровождении английского языка. Очень важным для развития двуязычия дочери я считал чтение с ней детских книг. Из-за отсутствия детских книжек на английском мне пришлось с дочерью читать русские детские книги. Вы поняли, да? Я брал детские книжки на русском и аудировал(озвучивал) их на английском. Так я развивал её восприятие английского языка.

Первые положительные сигналы, которые показали мне, что обратная связь на английском с дочерью, которая ещё не говорила и не ходила, уже существует, появились в 7-8 месяцев. Дочь, с которой я проводил дома всё свободное от службы и дежурств время, с радостью ползла помогать мне, мыть пол. При этом она охотно выполняла мои просьбы на английском: принести мне тряпку или подать книжку для чтения.

Постепенно я стал учить её отвечать на простые вопросы о папе, месте проживания. И в 11 месяцев моя дочь уже давала чёткие ответы на вопросы, как зовут папу, что папа офицер, что она живёт в городе К, что её зовут Ирина. Точно на такие вопросы она давала правильный ответ на русском языке.

Я чувствовал, что потихоньку уже приближался тот волнующий момент, когда дочь заговорит сразу на двух родных языках: русском и английском.

И эти языки на всю жизнь станут для неё родными, потому что она росла с ними с детства.

Летом в Закавказье стоит жара, которую без кондиционеров довольно тяжело переносить. Поэтому я отправил дочь с её мамой на два месяца к бабушке в Украину. Супруга, прекрасно владевшая английским языком, обещала заменить меня. Но в реальной жизни у бабушки никто не говорил с маленькой Ириной на английском, увы… супруга не сдержала своего обещания

Через два месяца я с волнением встречал свою «повзрослевшую» дочь, Ирину Юрьевну в Тбилисском аэропорту.

Дочь прекрасно тараторила на русском без фонетических изъянов, а на английском, словно никогда и не говорила….

Только через много лет, когда я рассказал о своём проекте Ирине, дочь поделилась своими чувствами.

Когда она начала изучать английский язык в школе, он ей показался родным и очень знакомым. И английский язык легко давался в изучении.

Сегодня Ирина свободно общается, ведет переговоры с зарубежными компаниями на английском языке! Она мыслит по-английски.

Давно, в ее младенчестве, я не даром работал. И сегодня я очень горжусь своей дочерью!

     

Комментариев нет:

Отправить комментарий